Судите сами, товарищи судьи.

У кого-то в школе пропадают деньги. По этому поводу школьников 7-го класса подвергают личному обыску, у них выворачивают карманы.

«Каждый может быть жуликом», «каждый - в подозрении», «доверять никому нельзя и даже близкому товарищу» - вывод, который могут сделать школьники; растет рознь среди друзей, недоверие.

Не правда ли - метод воспитания весьма сомнительный? И он дал свои результаты. А вот еще.

Школьники Болотов и Карев одобряют избиение Зорина. Узнает об этом директор и не находит лучшего способа бороться с открыто выраженным мнением подростков, как исключение их из школы.

Но это не все.

Для того чтобы вновь быть принятыми в школу, от Судите сами, товарищи судьи. обоих исключенных требуется очень немного. Они должны подать письменное заявление, что «осознали» неправильность своих высказываний и «раскаиваются».

И что же! Чуть ли не на следующий день они подают заявление, что «осознали», «раскаялись», и они возвращены в школу.

Такова награда за лицемерие!

Школьники получили предметный урок того, что действительные убеждения следует скрывать, а открыто высказывать то, в чем ты, может быть, и не убежден, но что угодно начальству, и «жизнь твоя будет сладка и приятна». Бот как можно приучить к низкому угодничеству, лицемерию, ханжеству!

Так подменена в этой школе трудная, но полезная, живая разъяснительная педагогическая работа вредными, крутыми административными мероприятиями. Педагог - старший Судите сами, товарищи судьи. товарищ, воспитатель советской школы вытесняется здесь администратором, начальником.

Вот к чему приводят такие «педагогические» методы, применяемые иными руководителями школ.

Влияние этих методов сказывается и на атмосфере, которая создается в 6-м классе, где учатся и Зорин и Багров. Недоверие друг к другу, рознь внесены в их среду. Начинается расслоение товарищей, образуются группировки среди одноклассников.

В 6:м классе ученики резко делятся на отличников, «хороших» детей и неотличников - «плохих». Отличники возглавлялись Зориным; не отличники - Болотовым и Каревым.

Дело дошло до того, что отличник Лозов, сидевший с Болотовым на одной парте, разделил парту пополам, отделив себя от товарища: у нас, мол Судите сами, товарищи судьи., с тобой разные интересы.

На всех руководящих «постах» были отличники. Классным организатором, членами совета пионерского отряда были только отличники Зорин, Лозов, Либова, Травина. Редакторами, корреспондентами стенгазеты были отличники, ревниво оберегавшие газету от проникновения «посторонних».

Когда не отличник Багров оформил стенгазету, редакторы не приняли ее, заявив, что «он не имел на это права». Посторонним вход воспрещен! Хороший порыв и труд Багрова пропали даром, и, кто знает, может быть, в этот день впервые зародилась у него вражда к обидчикам, дурная мысль от незаслуженной обиды.

Пропасть между двумя группами детей расширялась и углублялась. Педагоги не могли не видеть этого, но проходили мимо, не Судите сами, товарищи судьи. понимая всего значения назревавшего конфликта и не принимая никаких мер для улучшения напряженной атмосферы в классе.

В-соответствии с Положением об ученических организациях, в начальной, неполной средней и средней школе, утвержденным ЦК ВЛКСМ и Наркомпросом



РСФСР 20/1-1935 г., в классе образован совет пионерского отряда, однако его действия выходят за предел! предоставленных ему Положением функций.

Совет пионерского отряда по собственной инициативе, с одобрения и поощрения директора школы вызывал для внушения не только неуспевающих и провинившихся учеников, но и их родителей. Члены его, посещая учеников на дому, контролировали выполнение домашних заданий и поведение своих товарищей. Педагоги передоверили часть своих функций совету пионерского отряда Судите сами, товарищи судьи.. В глазах школьников пионерский совет перестал быть дружеской организацией товарищей, а стал «чужим», чем-то вроде педагогического совета, как бы организацией школьной администрации.

Но педагоги не замечали противоестественности создавшегося положения.

Во главе совета стоял Зорин, который понимал свои задачи в соответствии с тем значением, какое в этой школе было придано совету. Педантичный в выполнении своего долга, он носил постоянно записную книжку, в которую записывал опоздавших, не приготовивших урока, провинившихся, а затем делал замечания, вызывал в случае надобности в совет отряда. Этот мальчик чувствовал и вел себя со своими товарищами скорее как требовательный педагог, чем равный товарищ. Зорин был почти начальник Судите сами, товарищи судьи..

Применяемые в школе приемы вредного администрирования отражаются и на отношении Зорина к товарищам.

Директор, как мы знаем, не доверял своим ученикам.

Зорин воспринимает тот же «педагогический» метод и не доверяет своим товарищам.

Болотов получил по физике за контрольную работу «хорошо». Зорин не верит, что тот сам выполнил эту работу, и Болотов, подчиняющийся требованиям председателя пионерского совета, вынужден принести от отца записку, в которой удостоверяется, что он сам, без помощи отца, написал работу. Зорин успокаивается.

Но едва ли скоро успокоится Болотов, который, оскорблен недоверием, видит в Зорине не товарища, а начальника, незаслуженно его третирующего в глазах товарищей и Судите сами, товарищи судьи. отца.

«И все это тем более возмутительно и противно, - думает Болотов, - что ведь Славка такой же мальчик,как и я».

Ненависть закипает в сердце Болотова, и не только в его сердце... Яд просачивается и по каплям отравляет сердца товарищей, которые боятся оказаться в таком же положении, как и он. Конфликт назревает.

А классный руководитель, обязанный, как устанавливает Положение, «держать связь с советом пионерского отряда», поощряет деятельность Зорина, не нарадуется ей и, близорукий, не замечает, что вокруг пионерского совета создается враждебная атмосфера, что совет не только, перестал быть здоровой ученической организацией, «объединяющей учащихся в единый дружный коллектив», как этого требует Положение, но Судите сами, товарищи судьи. становится вредным. Не замечает и того, что председатель совета Зорин, так желающий помочь своим товарищам, не только теряет авторитет и их любовь, но становится в их глазах «подлизой» у школьной администрации, «ябедником». Не замечает, что тучи сгущаются над половой неповинного мальчика - жертвы несомненных педагогических ошибок школьной администрации.

Когда выяснилось, что у Багрова пять плохих отметок, его вызывают на совет пионерского отряда.

«Чем объяснить, что у тебя пять «плохо»?» - обращается к нему Зорин. Багров смущается, робеет и отвечает, что он старается и что вернувшийся недавно из заграничной командировки отец ему помогает и занимается с ним до позднего вечера.

Багров говорит правду Судите сами, товарищи судьи. и даже готов дать «честное пионерское», но совет отряда не доверяет уверениям товарища и решает посетить его отца.

Присутствовавший здесь классный руководитель Павлова помнит, что незадолго до этого пионеры-отличники Баранов и Булаев пошли на квартиру к отстающим двум товарищам, и там их... облили водой, помнит также, что райком партии осудил практику «хождений на дом» пионеров к родителям отстающих товарищей.

Во старый педагог так верит в детскую «самодеятельность», что одобряет решение совета.

Педагог Павлова говорит, что они шли для того чтобы позвать отца Багрова на заседание гшояерокогч совета. Старшая пионервожатая Буцко утверждает, что они должны были пойти, чтобы проверить Судите сами, товарищи судьи., правду ля говорит Багров о помощи отца, а Зорин полагал, что они идут к отцу Багрова для того, чтобы с ним обсудить, как повысить успеваемость сына.

А в протоколе, который вел совет пионерского отряда как серьезный административный орган, по методу «слушали - постановили» записано не очень грамотно: «Постановили отправиться к отцу Багрова на счет успеваемости».

Никто не понимает толком...Но меньше всех понимает Юра Багров.Ему немного лет, и он уже познал тяжесть разочарования. Он горько переживает обиду: ему не поверили, и он чувствует, что в совете нет товарищей.

Нет, ни любимец школьного руководства, выполняющий его поручения, Зорин Судите сами, товарищи судьи., допрашивающий его как следователь или судья, ни противные, как кажется Багрову, девчонки - Лиля и Тамара, поддакивающие Зорину, не другие - все это не товарищи!

Да и не могут быть они его товарищами. Они не верят ему, а в товариществе ведь главное - это доверие, вера в то, что товарищ не обманывает, а Юра ведь говорит правду.

«Нет, это не товарищи, - решает Багров, - это какие-то изменившие товариществу начальники. Зачем они идут к его отцу?»

Багрову ясно только одно, что от этих посещений успеваемость его не повысится, а его бывшие товарищи - теперь ненавистные начальники - сами не знают, для чего они идут, и он Судите сами, товарищи судьи. с тревогой начинает подозревать, что они идут для того, чтобы «наябедничать» отцу. И вот он уже слышит упреки матери и видит, как у него отбирают костюм и другие привезенные отцом подарки.

И все это из-за ненавистного Зорина и его друзей.

«Товарищество», «ябедничество» - все это спуталось в взволнованном воображении Багрова. И как укол в сердце, воспоминание об отвергнутом порыве, о стенгазете...

У всегда дисциплинированного мальчика (Юра имеет отличную отметку по дисциплине) вновь возникает когда-то ранее мелькнувшая мысль: «Отомстить за себя за Болотова, за других, проучить раз навсегда, не пустить ябедника, спастись во что бы то ни стало...»

И Судите сами, товарищи судьи. все же не случилось бы того дурного, о чем сейчас жалеют и Багров и сидящие с ним сверстники, если бы кто-нибудь из взрослых, например, классный руководитель, разъяснил ему истинное существо намерений.

Положение об ученических организациях в начальной, неполной средней и средней школе прямо требует «массовой разъяснительной работы среди учащихся о значении и роли ученических организаций в школе, проводимой учителями, пионерской и комсомольской организациями под руководством директора и комсорга».

Но, к сожалению, педагоги в этой школе сами не понимали значения и роли ученических организаций.

Юра Багров в одиночестве решал свои казавшиеся ему столь серьезными жизненные проблемы, и решил он Судите сами, товарищи судьи. их так, как подсказало ему вспыхнувшее в неопытном сердце дурное чувство.

Так понятие «товарищество» подменилось в психологии мальчика понятием «ябедничество», Слава Зорин, имевший право на любовь товарища, вызвал к себе только ненависть, а ничего не понявший, всегда дисциплинированный Багров пошел по дурному пути...

Кто ответствен за это?

Я думаю, что путь Славы Зорина и Юры Багрова от пионерского совета к темному коридору большого дома устлан грубыми ошибками педагогов.

Не надо быть специалистом-педагогом, чтобы понять, что поведение обоих мальчиков было в значительной степени результатом неправильных методов воспитания, практиковавшихся в этой школе.

Однако испытания Юры не кончились. Он идет домой. Мысль Судите сами, товарищи судьи. блеснула, созрела. Решение принято, но оно ведь еще не выполнено... Еще теплится надежда. «Сказать матери, отцу?» - колеблется Юра...Но днем отец и мать заняты на работе!

Может быть, вечером? «14 февраля вечером мы с женой были в кино, - рассказывает инженер Багров, - и, когда пришли домой Юра уже спал, а утром ушли на работу, он еще не вставал».

Слишком мало времени уделяете вы сыну, инженер Багров! Если бы хоть несколько минут поговорили с сыном, он поделился бы своими заботами с вами, отцом, а не со столь же одинокими, как он сам, товарищами, Но вам некогда, а Юра спешит. Он обращается к Судите сами, товарищи судьи. Володе Маревину, и тот соглашается принять участие в избиении. План, конечно, не будет открыт Володей родителям. По словам соседей, «отец мало обращал внимания на сына, а мать истолковывала его шалости как шалости «неразумного дитяти».

Не расскажет и Толя Курин своему отцу, который даже тогда, когда его вызывали в школу по поводу плохой успеваемости и поведения сына, ни разу в школу не пришел, ссылаясь на перегруженность. Так нам рассказала классная руководительница.

Просит Юра о помощи и тихого, много читающего, замкнутого друга Юру Кобзарева. С ним договориться не опасно. Заговор не будет им раскрыт перед отцом - доцентом Сельскохозяйственной академии, ученым Судите сами, товарищи судьи.. Он поглощен интересами науки, и они заслоняют в его глазах «маленькие» интересы его сына. А у сына свой мирок.

Придет, может быть, время, когда отец захочет проникнуть в этот мир сына, но будет поздно, так же поздно, как теперь, когда отец только через два дня узнал, что его тихий, скромный сын участвовал в избиении товарища.

Не жалеете ли вы, товарищ Кобзарев, что ваши интересы не связаны с интересами сына, и не чувствуете ли за это моральной ответственности?

И вот четвертый участник - Слава Никишин. Его отец - научный работник, а мать - педагог средней школы, профессия которой - воспитание детей. Не Судите сами, товарищи судьи. расскажет ли Слава им о предполагаемом избиении. Но Юра Багров спокоен - не поделится Слава двоими планами с родителями. «Мать и отец работают.- Сын предоставлен самому себе» - говорит о Никишиных классный руководитель.

Сама мать Никишина, по словам свидетельницы Голдатовой, говорила: «Что делать, ребенок предоставлен самому себе, я прихожу поздно, а муж не уделяет ему внимания».

Нет, конспирация не будет нарушена. Никто не расскажет ни одному взрослому, ни педагогу, ни отцу, ни матери, с которыми нет у детей необходимой духовной связи.

Какое детское одиночество!

Юра возвращается домой. Сегодня - пятнадцатое. До прихода Зорина остался еще день. «А может быть, сегодня поговорить с матерью, отцом?». Еще Судите сами, товарищи судьи. остается проблеск надежды. Напрасны колебания Юры. Днем родители, как и вчера, на работе, «а вечером 15 февраля мы с женой, - рассказывает отец Багрова, - отправились в театр». Вчера - кино, сегодня - театр. Не слишком ли много развлечений у вас, товарищ Багров, что в течение двух суток вы не нашли времени, чтобы уделить самое малое внимание сыну? Или интересы, которые ему кажутся самыми важными в жизни, вас не занимают, и вы предоставляете разрешать его маленькие дела самому, без вашего совета и помощи, в одиночестве?

Нет спора, вы заняты работой, в которой нуждается государство. А не нуждается ли государство в правильном воспитании Судите сами, товарищи судьи. молодого поколения? И не нарушаете ли вы вашим пренебрежением к сыну долга перед обществом и государством, которое обязывает вас не только содержать ваших несовершеннолетних детей, но и заботиться об их воспитании и подготовке к общественно полезной деятельности?!

Сегодня не говорил с сыном, завтра не говорил. А ему надо поделиться тревожными вопросами, и приходится получать ответы не у отца, а у товарища, у которого родители так же заняты, как и вы.

Сын начинает понимать, что у отца получить ответ на тревожащие его вопросы трудно, и он отвыкает обращаться к отцу. Наступает отчуждение между отцом и сыном, прерывается естественная нравственная связь Судите сами, товарищи судьи.. Расходятся дороги отца и сына, и только вдруг отец узнает о сыне что-то такое, что поражает его. С тоской всматривается в лицо сына: «Да сын ли это! Мой, да как же это случилось?».

А ведь Багров - член партии, инженер, только что побывавший за границей, мог бы много рассказать сыну и о нашей стране и о далеких странах, что такГ увлекает детей... Но ему некогда... Родители не понимали своих детей... «Отцы и дети» - вечный вопрос», - брюзжит кто-то в углу, восстанавливая в своей памяти картины, вспоминая роман Тургенева и его Николая Петровича Кирсанова, который с тоской говорит о сыне: «Я Судите сами, товарищи судьи. остался позади, он ушел вперед, и понять мы друг друга не можем».

Но в нашем обществе мы не отстаем от детей, и они не отстают от нас, потому что мы вместе с ними слиты в одно целое одной волей, желанием, стремлением и борьбой за построение коммунистического мира. Мы не можем не понимать их, а они - нас.

У нас нет сомнений, что Багров и другие родители подсудимых любят своих детей, кормят их, одевают и создают им надлежащую по возможности обстановку для занятий, но ведь это далеко не все...

Нужно проникнуться интересами детей, ежедневно и упорно следить за их развивающимися запросами, чтением Судите сами, товарищи судьи. и развлечениями, помогать в разрешении их моральных конфликтов, найти с ними общий язык и стать старшими друзьями, с которыми они делятся своими детскими переживаниями. Этого здесь не было...Родители не сумели вовремя понять детей и остановить их.И случилось то, чего могло бы не произойти, если бы не ошибки школы и родителей этих детей.

После X Пленума ЦК ВЛКСМ, посвященного школьным вопросам, усилилось внимание партийных, комсомольских и профсоюзных организаций к школе. Расширяются, увеличиваются требования общественности к родителям и педагогам. Неправильно было бы думать, что только педагогам применена обязанность воспитания детей. Нет, эта обязанность в равной мере лежит Судите сами, товарищи судьи. и на родителях. Необходимо доброе взаимодействие родителей и педагогов, которое поможет разрешить высокую задачу воспитания граждан, достойных нашего общества. В таком аспекте вскрытие обнаруженных в этом процессе ошибок педагогов и родителей составляло общественную задачу защиты, без разрешения которой нельзя определить ни сущность совершенного подсудимыми, ни меру их вины. Однако неправильно было бы думать, что ошибки воспитания родителей и педагогов снимают ответственность с несовершеннолетнего Юры Багрова, которого я защищаю, и с других подсудимых.

Есть преступления, противоправность, противообщественность которых в нашем обществе очевидны каждому достигшему определенного возраста подростку. К таким преступлениям относится и совершенное подсудимыми. Мы воспитываем всех граждан в Судите сами, товарищи судьи. неизменном уважении к личности человека, строго на каждом шагу охраняя его физическую неприкосновенность. Представление об этом, вытекающее с необходимостью из всего нашего социального строя, всасывается в плоть и кровь каждого гражданина с самого раннего детства, как только он начинает ориентироваться в окружающем и понимать «можно» и «нельзя». Несовершеннолетние подсудимые, и в их числе Юра Багров, в том возрасте, когда они ясно сознают, что такое физическая неприкосновенность человека, когда звучавшие в детстве надоедливые «можно» и «нельзя» перерастают в их представлении подростков в правовые понятия «разрешено» и «запрещено законом», когда они понимают, что должны нести ответственность за совершенное ими перед обществом и государством Судите сами, товарищи судьи., что ни одно преступление в нашей стране не может остаться без наказания, которого и они не могут избежать.

Но какое наказание, в какой мере? Прокурор требует осуждения этих школьников по ч. 2 ст. 74 УК, как хулиганов. Но хулиганы ли эти дети, впервые в жизни испытавшие волнение подсудимых?

Не похожи они на хулиганов, да и действия в строгом соответствии с законом не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 74 УК. Обвиняемые избили Зорина. Хулиганство может сопровождаться насилием на личностью, может и не сопровождаться насилием. Как же отграничить хулиганство от преступления | иного качества?

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от" 29 апреля 1939 г. дал Судите сами, товарищи судьи. следующие указания:

«Нанесение побоев, тяжких или легких телесных повреждений, оскорблений и т. д. должно квалифицироваться по соответствующим статьям той главы УК, которая предусматривает преступление против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности... Квалификация подобных действий как хулиганства может иметь место лишь в том случае, когда установлено, что эти действия совершены в целях проявления явного неуважения к обществу, а не тогда, когда в их основе лежали мотивы, связанные с личными взаимоотношениями обвиняемого с потерпевшим».

После того, как нам стали известны обстоятельства избиения Зорина, можно ли сомневаться, что обвиняемыми руководили только мотивы, связанные с их личным отношением к потерпевшему?

Ведь все обвиняемые в Судите сами, товарищи судьи. один голос утверждают, что они видели в Зорине школьника, который пришел к отцу Багрова жаловаться на своего товарища, видели в нем «подлизу» у начальства и «ябедника», и именно поэтому они участвовали в его избиении.

Они находились в заблуждении. Слава Зорин не был таким. Их мотивы ошибочны, но, однако, ими руководили именно эти личные мотивы, а не озорство, сопряженное с неуважением к обществу.

Более того, они субъективно полагали, что оказывают услугу своему школьному обществу, охраняя его от «подлиз» и «ябедников». Они и здесь ошиблись. Их школьное общество отвергает такого рода меры.Однако они руководствовались именно этими мотивами Судите сами, товарищи судьи., которые, несмотря на их грубую ошибочность, стало быть, действия их не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 74 УК.

Слава Зорин, как установила медицинская экспертиза получил легкое телесное повреждение, не опасное жизни, но причинившее расстройство здоровья. Я полагаю, что правильно будет в связи с этим квалифицировать действия подсудимых по ч. 1 ст. 143 УК, я действия Багрова, которого я защищаю, - по ст. 17 и ч. 1 ст. 143 УК. Я слышал здесь, что Багров и другие сидящие рядом с ним его товарищи обещали в дальнейшем хорошо себя вести и учиться, и надеюсь, что родители этих детей, любящие и дорожащие ими, как и воспитывающие их педагоги, сделавшие, несомненно, много Судите сами, товарищи судьи. полезных наблюдений в этом процессе, усилят свое внимание к их поведению и занятиям. Думаю, что у суда есть все основания вынести Багрову по ст. 17 и ч. 1 ст. 143 УК условное осуждение, о чем я прошу, и тогда...

Войдут завтра в свой класс и Багров и Кобзарев... Они увидят там своего товарища - выздоровевшего Славу Зорина, который, может быть, я надеюсь на это, забыл дома свою записную книжку; увидят, что Игорь Лозов, не чураясь своего товарища Болотова, вместе с ним сидит на одной парте; может быть, Багрову поручат оформить стенгазету или даже написать для нее корреспонденцию, а может быть (чего Судите сами, товарищи судьи. не бывает на свете!), он займет высокое положение заместителя редактора стенгазеты... а потом...

Кто из нас в детстве знает, какое место он займет в жизни?

Я знаю только, что все эти дети станут хорошими, честными людьми, чего хотят и их взволнованные родители, и в чем-то ошибавшиеся педагоги, и все общество.


documentaxapvtx.html
documentaxaqdef.html
documentaxaqkon.html
documentaxaqryv.html
documentaxaqzjd.html
Документ Судите сами, товарищи судьи.